Главная / Публикации / Януш Балдыга: «Для молодых украинских художников важен ритуал»

Публикации / Януш Балдыга: «Для молодых украинских художников важен ритуал»

Януш Балдыга – художник, перформер, преподаватель, куратор «Дней искусства перформанса во Львове» и Studio of Performance Art in Art University (Познань, Польша), а также эксперт конкурса молодых украинских художников МУХі 2015 .

На сегодня известны имена 10 финалистов конкурса, которых вместе со своими коллегами Януш выбрал из 350 заявок. 28 ноября в пространстве Института проблем современного искусства будут определены имена трех лауреатов конкурса. Евгения Буцыкина и Ольга Кучерук пообщались с художником об особенностях украинского перформанса и состоянии молодого украинского искусства.

До сих пор ли практика перформера для вас является первоочередной задачей? Или вы постепенно переносите акцент на роли куратора и преподавателя?

Искусство перформанса (часто – в сочетании с объектами, рисунками или элементами инсталляции) составляет основу моей художественной практики. Когда я пишу о перформансе, я подчеркиваю его образовательный аспект, который является основательным, но часто игнорируемым.
Перформанс является открытой дисциплиной, которая постоянно раскрывает процесс собственного творения и ставит перед художниками четко сформулированые задачи по самообразованию.
Проведение открытых воркшопов является обязательной частью моей практики. Я регулярно провожу семинары с 1982 года: сначала – как часть образовательной программы в театре «Академия движения», а со временем также в галереях, арт-центрах и, в конце концов, художественных школах.
Образовательные и чисто художественные практики представляют собой взаимодополняющие элементы единого организма. Активный реципиент и партнер необходимы с самого начала творческого процесса, которйы является актом общения, структура которого образует отправную точку для создания творческих отношений между учителем и учеником.
Перформативное пространство, как и пространство школьное – это поле активного соучастия; действия с переплетением художника и его педагога являются условиями развития. Несколько иной аспект – кураторская работа, которая требует наблюдения, анализа и конкретных решений. В моем случае, роль куратора позволяет мне проверить на практике некоторые предварительные предположения, в том числе – в отношении образовательных процессов, включенных в предложенную структуру шоу, фестиваля или выставки.

Януш Балдига. Здесь и далее - фото из личного архива художника
Януш Балдига. Здесь и далее – фото из личного архива художника

Уже традиционно вы являетесь куратором Школы перформанса в рамках Дней актуального искусства во Львове. Как вы оцениваете роль школы в контексте развития украинского современного искусства? Насколько успешно, по вашему мнению, этот проект реализуется в Украине?

Я был куратором Школы перформанса во Львове со времен ее начала в 2009 году. Развивая ее операционную стратегию, мы понимали, что должны создать мощный международный, а не только европейский контекст. Мы могли достичь этого за счет двух факторов: во-первых – пригласить зарубежных художников, которые проводили образовательные курсы, во-вторых – убедиться, что у молодых украинских художников, которые учатся в школе, есть доступ к европейским и международным проектам.
Эти предположения оказались правильными, в значительной степени – благодаря любезности украинских организаторов школы – Лиды Савченко-Дуды и Влодка Кауфмана. Именно с их помощью школа открылась для художников со всей Украины, способствуя распространению опыта и традиций западной Украины, уважая уникальность и специфику переживаний молодых художников из Харькова, Донецка или Одессы. Я считаю, что с этого взаимовлияния всплывает большой потенциал молодого украинского искусства. Когда речь идет о жанрах перформанса и инсталляции, Школа перформанса во Львове представляет собой важное и очень оживленное место на карте Украины.


Школа перформанса во Львове. Заключительные презентации (2014) 

Можно ли выделить особые характеристики украинского перформанса (по методу, характеру, разрабатываемой проблематике) по сравнению с польской школой?

На мой взгляд, определить различия между польскими и украинскими школами перформанса очень трудно. Ссылаться на концепцию «национальных школ» рискованно, но некоторые различия могут быть обнаружены. Прежде всего, украинские и польские художники черпают вдохновение, обращаясь к очень разным историческим тенденциям. Мне кажется, что молодые украинские художники придают большее значение традиции и, как следствие, ритуалу. Возможно, это вызвано тем, что ритуальные традиции православной церкви породили намного более мощный процесс ритуализации жестов и форм поведения, чем в латинской традиции. Это приводит к определенной монументальности – характеристике, которая реже встречается в работах молодого поколения польских перформеров. Другим отличием является политическая ситуация – не на уровне политологических дискуссий, но в реальности таких понятий, как угроза, безопасность, власть, страх и так далее. В польском перформансе мы, скорее всего, сталкиваемся с культурными ссылками, например, на традиции польского концептуального искусства или польского конструктивизма.


Martyna Hadyńska (Польша). «Беспокойство» (UP Gallery, Берлин – презентация студии Януша, 2015)

Почему для вас важно выступить в качестве эксперта в конкурсе для молодых украинских художников МУХі 2015?

Роль эксперта позволяет мне участвовать в увлекательном процессе ознакомления с неизвестной до этого частью молодого европейского искусства. Важно отметить, что это искусство менее известно, чем эффективно популяризованное искусство Западной Европы. Эта позиция требует от нас проанализировать и реформировать существующую иерархию ценностей.

Что было самым сложным в выборе 10 финалистов?

Это очень сложная задача, которая накладывает особую ответственность. Мне кажется, что эксперт должен найти правильное расстояние по отношению к тем позициям, которые вступают в реакцию непосредственно с политической ситуацией поблизости. Довольно трудно дистанцироваться от этих проблем, несмотря на свои собственные личные эмоции, твердо добиваться и способствовать открытой, универсальной перспективе искусства.


Виталий Щупля (Украина). «Беспокойство» (UP Gallery, Берлин – презентация студии Януша, 2015)

Как вы думаете, что связывает нынешних финалистов конкурса МУХі?

Я думаю, что есть больший смысл в поиске различий, а не сходства, которые подчеркивают черты поколения, но объединяют разных личностей. Десять финалистов похожи, на мой взгляд, в своем ответственном отношении к знаку и именно в том, что они выходят за рамки краткосрочного смысла сообщения в поисках более универсальных ценностей. Это очень важно потому, что это показывает, что они стремятся к независимости от критиков и кураторов, которые часто ищут и создают общие направления за счет сферы частного, личного, так важного для молодых художников.

На ваш взгляд, поданные заявки характеризуют (и каким образом) состояние молодого украинского искусства?

Учитывая консерватизм художественных школ Украины, стоит принять к сведению большую степень независимости молодых украинских художников, которые очень часто ищут вдохновение в своей жизненной истории, а также в семейных и культурных традициях. Очень сильно отмечена функция искусства как средства общения. Искусство является элементом интенсивного процесса обмена информацией, поэтому оно должно быть содержательно нагруженным. С одной стороны, мы имеем дело с политической или социологической рефлексией, но, с другой стороны, частными, личными сообщениями, которые направляют нас к человеческой близости, начинают появляться и преобладать. Это очень интересные тенденции, которые были ярко выражены в польском искусстве 1990-х годов, но масштаб конкретных человеческих переживаний украинских современных художников существенно меняет картину.


Шимон Кула (Польша), Линн Херлихи (Ирландия). «Беспокойство» (UP Gallery, Берлин – презентация студии Януша, 2015)

Вы работаете с медиумом перформанса, поэтому как вы можете охарактеризовать развитие данного направления в украинском молодом искусстве? Можно ли это сделать на примере представленных заявок, ведь с 10 финалистов трое специализируются на жанре перформанса (Ярина Шумская, Антон Саенко, Дарья Кольцова)?

Я думаю, что искусство перформанса как средство сообщения, активно обращает внимание на ход творческого процесса, является прекрасным средством изучения и анализа окружающего мира. Я наблюдал эволюцию Школы перформанса во Львове (двое из финалистов МУХи 2015 принимали в ней участие) как проект, обращается за помощью перформанса к другим видам искусства. Перформанс послужил для этих молодых людей своего рода проводником к современному искусству и пониманию современности в целом.
Эта тенденция совпала с возрождением искусства перформанса – как в Польше, так и в других странах Европы. В художественных учебных заведениях были созданы студии перформанса, в то время, как скульптурные отделы меняют свою учебную программу, увеличивая акцент на пространственных практиках. С другой стороны, понятие перформативной практики набирает все большую популярность не только в области искусства, но и в современной культуре вообще.


Виталий Щупля (Украина). «Беспокойство» (UP Gallery, Берлин – презентация студии Януша, 2015)

Работая с заявками молодых украинских художников, почувствовали ли вы влияние социально-политической ситуации в Украине на их творчество?

Представители молодого поколения современных художников воспринимают окружающую действительность как поле непосредственного вдохновения. Во многих конкурсных заявках можно было найти примеры сильного влияния социально-политической ситуации в Украине на искусство. Я считаю, что это естественный процесс, и для нас – тех, кто наблюдает ситуацию в Украине извне, – очень интересно, как молодые художники чувствуют мимолетные процессы, которые здесь происходят. Я могу с удовлетворением сказать, что большинство работ представляют собой высказывания, которые стремятся к универсальным ссылкам, отказываясь от краткосрочных (и часто – слишком простых) решений.


Виталий Щупля (Украина). «Беспокойство» (UP Gallery, Берлин - презентация студии Януша, 2015)

Источник: http://artukraine.com.ua/a/yanush-baldiga–molodim-ukrainskim-khudozhnikam-vazhliviy-ritual/