Главная / Публикации / Мария Прошковская: “Со стороны чешской арт-сцены есть интерес к украинским художникам”

Публикации / Мария Прошковская: “Со стороны чешской арт-сцены есть интерес к украинским художникам”

Январь и февраль 2018 года лауреатка специальной премии конкурса молодых украинских художников МУХі 2017 Мария Прошковская провела в Чехии. При поддержке Чешского Центра в Киеве и международной резиденции A.I.R. Futura в Праге украинская художница получила возможность провести пять недель в резиденции и завершить ее персональным проектом в выставочном пространстве Karlin Studios. Мария рассказала Art Ukraine о своем проекте и поделилась опытом пребывания в чешской резиденции для художников со всего мира.

 

Концепция “Проекта-исследования природы возникновения анорексии” Марии Прошковской излагает объективные предпосылки и личные причины его создания: “…Изучая природу возникновения анорексии, художница не может быть объективной, так как пережила подобное расстройство пищевого поведения и до сегодняшнего дня находится в состоянии постоянной борьбы с собой, но в то же время этот проект о чувствах, ощущениях, и его основная миссия — сместить фокус с осуждения на понимание. Поскольку около 97% случаев Anorexia Nervosa — это заболевания женщин, девушек и девочек разного возраста (как и в случае самой художницы), проект получился очень феминным. Это искренний рассказ многих женщин о том, что и зачем они пережили или переживают сейчас, дополненный послесловием художницы. Это проект о чувствах разного типа: о гордости и радости, о горечи и отчаянии, самобичевании, зависти, стыде, страхе, одиночестве, о поиске помощи и попытках вернуть себя. Это проект о том, что чувствуют женщины относительно своей внешности в современном мире и как сильно им приходится мимикрировать, чтобы не быть осужденными собой и окружающими”.

Все изображения предоставлены организаторами

 

“Проект-исследование…” Марии Прошковской состоял из трех взаимодополняющих частей. Первая — “«Гордость» — мини-выставка фотографий, попытка осмыслить эстетику Anorexia Nervosa, задать себе вопрос, какие на самом деле чувства испытывает зритель, глядя на эти изображения. (Все изображения взяты из открытых источников либо пересняты с экрана компьютера и не нарушают авторских прав). Вторая часть — “«Стыд» — абстрактные работы в смешанной технике, выполненные на листах из чешской кулинарной книги 1960 года. Каждая работа – беззвучный крик, визуализация отношений с окружающим миром и едой сквозь призму анорексии”. И завершающая часть — “«Гнев» — перформанс, где женское тело представлено как материал для размышления о том, что сегодня означает быть женщиной и почему значения «быть голой» и «чувствовать себя голой» уже, возможно, не имеют такой большой разницы. Перформанс оказался своего рода терапией для художницы и послужил акцией против привычного самобичевания, которым занимаются миллионы женщин по всему миру”.

 

Об опыте пребывания в международной резиденции

 

Это была моя первая зарубежная резиденция, поэтому я не знала, чего ожидать, и немного волновалась. Как оказалось, волнения были абсолютно напрасны. A.I.R. Futura в Праге — это тот тип резиденции, где от художника ничего конкретного не требуют: процесс его работы не курируют жестко, не ограничивают. Если художник сам себе намечает определенный план, галерея минимально его корректирует и участвует в подготовке финальной презентации проекта. Если художник решает провести исследование — резиденция поддерживает его в этом. У меня был формат “open studio”: у посетителей была возможность заходить в мою рабочую студию. Там же происходила и презентация моего проекта. В течение моей резиденции в соседней квартире жила пара художников из Франции. Наши квартиры находились недалеко от центра Праги, было очень удобно перемещаться по городу и изучать его. К слову, Прага обладает лучшей в Европе системой общественного транспорта, и там я впервые задумалась о том, что не так уж плохо не проводить за рулем полжизни. Галерейно-студийный комплекс Karlin Studios, где была моя рабочая студия, находится в одноименном районе Karlin, отстроенном после большого наводнения в 2002 году. Karlin Studios создан специально для работы с молодыми чешскими и иностранными художниками. Но основной институцией, где работает команда, является центр современного искусства Futura — это самая крупная негосударственная галерея в Праге, которая работает с современным искусством. Там во время моей резиденции было представлено пять отдельных арт-проектов. Это большое и достаточно сложное для экспонирования пространство, однако работа кураторов впечатляет, и все проекты были презентованы идеально. Karlin Studios мне показалась более понятной и демократичной галереей, что мне очень подошло. Моя идея с перформансом хорошо сработала в студии, куда людям нужно было специально заходить. Подобный проект по заполнению комнаты я делала на арт-сквоте в рамках Гогольфеста 2017 — в здании, которое, я читала, уже снесли несколько месяцев назад. Мне нравится целостно переделывать помещение, отведенное под задачи проекта.

 

О проекте, его подготовке и реализации

 

Мой проект состоял из нескольких частей: рисунки на старой чешской кулинарной книге 1960-го года пастелью, акварелью и нитками. Вторая часть — фотографии из интернет-сообществ, вдохновляющихся экстремальной худобой. Эти фотографии выкладывали сами девушки, показывая результаты своего похудения (эта часть проекта называлась “Гордость”). И третья часть — перформанс: на протяжении двух часов я стояла и пыталась выразить эту эмоцию, внутренний гнев женщины по отношению к обществу, которое постоянно оценивает и заставляет не любить свое тело. Когда люди заходили, они не знали, что будет внутри комнаты. Их предупреждали, что там проходит перформанс, но они не знали, что там будет стоять девушка только в белье телесного цвета. Я специально искала визуальный контакт со зрителями, смотрела в упор.

 

 

О реакции посетителей

 

Многие не выдерживали. Последним зашел директор FUTURA Михал Новотный и сказал мне, что все получилось, потому что перформанс вызывал эффект крайнего дискомфорта. Михал много говорил со мной перед перформансом, было видно, что по человечески он волновался за меня, за мое физическое и моральное состояние и за результат, конечно, тоже.

Хочу отметить, что чешская публика очень воспитанная, подготовленная. Все старались говорить шепотом, передвигаться тихо, пытались понять контекст и идею проекта, возвращались с друзьями, которые подтягивались на открытие, и объясняли им то, что уже прочли. Похожее впечатление произвела и сама Прага — город, где много музеев и галерей, есть муниципальный арт-гид, где прописаны все действующие проекты и выставки. Резидентам кураторы A.I.R. Futura высылают все приглашения на открытия, лекции, дискуссии. Все это можно посещать и знакомиться с другими художниками. Так, например, я познакомилась с французской художницей Жюли Бэна. А также у меня успешно прошла встреча с кураторами из Чехии, с которыми мне помогла организовать встречу Марина Щербенко, выслав им мое портфолио. Предварительно мы договорились обсудить мое участие в нескольких проектах. Хочу отметить, что со стороны чешской арт-сцены есть интерес к украинским художникам, особенно если они работают не только с украинской проблематикой, но и общечеловеческой, как в моем случае.

 

 

Об идее проекта

 

Идея проекта пришла ко мне по дороге в Прагу. Я как раз читала книгу о еде: большое исследование о том, что меняется в социуме на протяжении последних ста лет, какие существуют тенденции в этой сфере. Предварительно я долго обдумывала тему анорексии, анализируя свой собственный опыт. И по пути в Прагу приняла решение, что если кураторы меня поддержат, я подготовлю проект с перформансом на эту тему, так как при помощи этого медиума максимально эффективно смогу визуализировать те чувства, которые испытывает практически любая женщина из-за сложившихся стереотипов и давления. Я привыкла анализировать мир через наблюдение за людьми, и я не видела ни одной девушки, женщины, которая, начиная раздеваться на пляже, не замешкалась бы ни на одну секунду, думая о том, как она выглядит, сравнивая себя с другими. Какой бы она прекрасной ни была, даже если она победительница конкурса красоты (и я знаю таких девушек) им все равно кажется, что с ними что-то не так. Я понимаю, что это одна из основных причин, почему статистика по заболеванию анорексией настолько печальна.

В рамках своего проекта я обратилась к пяти девушкам, которые страдали (и/или страдают) анорексией. Среди них была девушка, которая в один период заболевания дошла до веса 22 кг. Они помогали мне, описывая, что они чувствовали, как переживали этот опыт. В конце концов, я обратилась к своему собственному опыту, хотя я и не дошла до такой крайности.

 

Об актуальности темы заболевания анорексией

 

В обществе существует расхожее мнение, что анорексия — это болезнь девушек, которым нечем больше заняться, просто хочется привлечь к себе внимание. Мне хотелось визуализировать эту проблему так, чтобы зрители не отнеслись к ней пренебрежительно, чтобы не думали, что эта проблема никогда их не коснется. Сейчас эта болезнь встречается все чаще и чаще у детей, подростков. Согласно одному из исследований, пубертатный период сейчас начинается примерно на пять лет раньше: тело современного подростка достигает веса 40-45 кг, при котором начинаются гормональные изменения. И так как человечество в целом потяжелело, эти изменения начинаются заметно раньше, а ребенок часто психологически к ним не готов. Девушка отвергает свое новое тело, особенно если вокруг все одноклассницы еще маленькие и худенькие, а ты — уже нет. Или с помощью анорексии девочки пытаются контролировать свое тело, если нельзя контролировать мир вокруг (развод  родителей, например). А вот свое питание она контролировать может — и зажимает себя в тиски тотального контроля. Вообще, анорексия это чаще всего проблема отличниц, перфекционисток, девушек с необычайно сильной волей, способных методично отказывать себе в еде. А потом на определенном этапе истощения в мозге происходят изменения, в том числе химические: чувство голода полностью притупляется, изменяется отношение к себе и к миру, но при этом человек пребывает в сознательном состоянии. Отсюда статистика летальных исходов — больше 25%. У Красного Креста есть такой тест в регионах, где есть дети недоедают, есть случаи смертей от истощения: они предлагают ребенку еду, и если он не ест, его срочно госпитализируют и реанимируют, потому что это уже крайняя степень, когда отключается рефлекс самосохранения. Девушки с анорексией, по сути, достигают таких же состояний и не способны оценить происходящее с ними, они умирают от голода, тают в борьбе за идеал.

В проекте я хотела показать весь массив опыта, который я проговорила с людьми и прожила сама. Когда я начала приходить в форму после рождения ребенка, я занялась спортом, скорректировала питание и не смогла вовремя остановиться. Но мне повезло больше, и я не соскользнула в пропасть — рядом был муж. Анорексию часто сложно опознать, девушки часто скрывают все от близких. У большинства все начинается с правильного питания и занятий спортом. Постепенно спорта становится все больше, а еды все меньше, рацион уменьшается до 500-700 калорий в день (а в Освенциме, например, 900 калорий составляла минимальная доза продуктов в день для поддержания у заключенных способности выполнять какие-то работы и не умирать). Параллельно происходят психические изменения, при которых кажется что любая доза еды испортит фигуру и перечеркнет все предыдущие усилия. В Украине существует только один частный центр помощи больным анорексией, где работают по западным протоколам. При стационарном лечении в государственных клиниках пациентам в основном прописывают сильнодействующие препараты снижающие тревожность и откармливают. Но потом человек возвращается домой, в те же условия, и круг борьбы за идеальную себя начинается заново.

Я не зря рисовала на страницах из кулинарной книги — все больные анорексией обожают готовить для семьи, многие занимаются выпечкой. Четыре из пяти девушек, с которыми я общалась в рамках проекта, занимаются приготовлением кондитерских изделий. Это своего рода сублимация. Я взяла именно чешскую кулинарную книгу (со свиными ногами, кролями в беконе и прочим). На страницах книги я выразила гнев, отчаяние, стыд, презрение, неприятие себя… Эти рисунки остались там, они были приклеены к окрашенной стене, и потом ее покрасят снова. На мой взгляд, это символично.

ЄВГЕНІЯ БУЦИКІНА

Источник: http://artukraine.com.ua/a/mariya-proshkovskaya-so-storony-cheshskoy-art-sceny-est-interes-k-ukrainskim-khudozhnikam/#.WtHdX9RuZdi