Главная / Публикации / Экранная культура: как видео стало частью искусства. Блог Марины Щербенко на Новое Время Style

Публикации / Экранная культура: как видео стало частью искусства. Блог Марины Щербенко на Новое Время Style

Цей матеріал ви можете прочитати й українською мовою
Фото: Denniro/DepositphotosФото: Denniro/Depositphotos

Мы живем во времена, когда происходит явное размывание границ восприятия.

Связано это не столько с изменениями в искусстве, но и, преимущественно, c повсеместным распространением экранной культуры. Мы снимаем все на сотовый телефон, записываем и монтируем любительские видео. Благодаря доступным по ценам технике и программам можем использовать в этих видео спецэффекты, анимацию, компьютерную графику.

Выставки видеоарта также способствуют популяризации экранной культуры. Связь кинематографа и видеоискусства очевидна, несмотря на то, что видеохудожники долгое время от нее открещивались.

В 1959 году немецкий художник Вольф Фостель первым включил телевизоры в инсталляцию своего проекта Deutscher Ausblick (сейчас в коллекции музеяBerlinische Galerie). И все же художниками – пионерами видеоискусства считаются корейский музыкант и скульптор Нам Джун Пайк и американский художник, культивировавший поп-арт, Энди Уорхол. В 60-е экспериментальный кинематограф стал новым видом медиа-искусства, что частично привело к деконструкции классического кинематографа.

Энди Уорхол некоторое время снимал видеофильмы в своей студии «Фабрика», высмеивая стандарты киноНам Джун Пайк начал создавать музыкальное видеоискусство, используя один из первых портативных видеомагнитофонов Sony. В свое время музыкант Джон Кейдж и художник Марсель Дюшан оказали значительное влияние на Пайка, который соединял аудиозапись и спектакль, используя в своих работах традиционные музыкальные инструменты и композиционные практики, играя на фортепиано, крича, воспроизводя ноты классической музыки и звуковые эффекты. Вводя перформативную составляющую в музыкальные работы, Пайк переходит от композитора и исполнителя к изобретателю новой формы искусства, используя телевидение и видео в качестве инструментов.

Знаменитый экспериментатор и провокатор Энди Уорхол некоторое время снимал видеофильмы в своей студии «Фабрика», высмеивая стандарты кино. Следует выделить такие работы легенды поп-арта, которые сегодня стали классикой жанра: «Сон» (1963), представляющий 6-часовой сон поэта Джона Джорно; «Империя» (1964), 8-часовой фильм об Empire State Building в Нью-Йорке в сумерках, и «Ешь» (1963), 45-минутный фильм, показывающий человека, который поедает грибы. Утомительные для современного зрителя, гипермонотонные фильмы Уорхола стали революцией шестидесятых.

Такие художники – пионеры видеоискусства, как Вито Аккончи, Джон Балдессари, Питер Кампус, Войцех Брушевский, Мирослав Рогала, Джоан Джонас, Джон Балдессари, Брюс Науман, Дорис Тоттен Чейз, Штейна и Вуди Васулка, Лиза Стил, Билл Виола, Родни Верден, Агрикола де Кельн, Дуглас Гордон, Дэвид Холл, Дитер Фрозе, Вольф Кален и др. создавали экспериментальные видео. Так в визуальном искусстве утвердился жанр, называемый видеоискусством, который на сегодняшний день стал распространенным средством выражения, которое все чаще используется как элемент в арт-инсталляциях, но продолжая быть самостоятельной формой.

В Украине история медиа-искусства берет свое начало в 90-х годах. Этот период переломный во всех сферах развития обретшей независимость страны. В это время постсоветское общество получило доступ ко всем благам западной цивилизации, и современная техника появилась в офисах и домах украинцев, а также в ассортименте инструментов украинских художников.

В современном украинском искусстве только появлялись первые работы видеоарта, тогда как мировое медиаискусство активно развивалось и дробилось на жанры (net art, mail art, mobile art, phone art, sms art, science art, kiber art, digital art). Украинские художники не знали теории и истории мирового видеоискусства, что позволило им создавать смелые и своеобразные работы, которые стали классикой. Они поднимали и раскрывали темы телесности, сексуальности и потребительства, затрагивали социальные и политические проблемы.

Вспомним некоторые из этих работ: «Спящая красавица» (1992) и «Кривые зеркала. Живые картины» (1993) Александра Гнилицкого, «Твердое ТВ» (1995) Василия Цаголова, «Психоделическое вторжения броненосца «Потемкин» в тавтологический галлюциноз Сергея Эйзенштейна» (1998) Александра Ройтбурда, «Жажда» (1998) Ильи Исупова и другие. Со временем видеокамера стала привычной в работе украинских художников, и видео в их проектах использовалось все чаще.

Александр Ройтбурд, «Психоделическое вторжение броненосца «Потёмкин» в тавтологический галлюциноз Сергея Эйзенштейна», 1998 год, фрагмент

Сегодня как в Украине, так и в мире наибольшую провокацию мы находим в тесной связи кино и видеоискусства, которые при этом занимают разные ниши. Одной из ключевых книг на эту тему является «Расширенное кино» Джина Янгблада, в которой теоретик медиа, исследователь экспериментального кино и видеоискусства исследует и анализирует связи новых технологий с телевидением и кинематографом, акцентируя внимание на том, что художники изначально стремятся к формированию особой ниши для видео и отделению его от мейнстрима, несмотря на потенциал видео к созданию такого манящего аудиторию утопического виртуального мира. Используя понятие расширенного кино, автор обращает внимание на усложнение выразительных средств кинематографа, на его неограниченные возможности воздействия на зрителя. Можно констатировать, что эти возможности приводят к полному исчезновению границ между реальным и виртуальным. Одна из причин все та же — развитие технологий. В связи с появлением 3D и голографии экран (как граница) становится необязательным или даже лишним. В тоже время, мы смотрим видео все больше: пока еще на экране мобильного, на мониторе компьютера, на плазме или большом экране кинотеатра. И это может быть одно и то же видео. В искусстве поставлен акцент на диалоге, а видео остается одним из самых эффективных инструментов коммуникации.

Интересен анализ видеоработ с точки зрения посетителя, который приходит на выставку в поиске смыслов и ответов на свои вопросы. При этом время, уделенное на контакт, не имеет значения: зритель может посмотреть всю работу от начала до конца, может мельком взглянуть на видео. Распространенный вопрос: в чем разница между видео (искусством) и видео (кино)? Ответ может быть найден, исходя из следующих аспектов:

1. Видеоискусство создает художник, в основе работы которого ощущается суть его художественной позиции. При этом не имеет значения, каковы тема и проблематика работы.

2. Локация, где вы знакомитесь с работой. В случае с видеоискусством это чаще всего музей или галерея.

3. Возможность приобретения: видеоискусство можно купить в галерее.

Конечно, в этих аспектах скрыто большое количество «но». Например, режиссер кино может обратиться к приемам видеоарта. Яркий и известный пример — фильмы Ларса фон Триера.

Авангардное, экспериментальное кино всегда было на грани между искусством и кинематографом. Порой мы можем увидеть фильм на выставке, включенный куратором или художником в ее контекст. Или же видеоартист может обратиться к жанру кинематографа, маскируя или используя его для акцентирования своего посыла.

В этом контексте показательной является выставка «Видео» Даниила Галкина. Собрав в одной выставке видео художника, снятые им начиная с 2006 года, появилась возможность исследовать творческий метод и видение художника, которые формировались и развивались на протяжении последних десяти лет.

Работа, отсылающая к несостоявшейся карьере режиссера, неосуществленной мечте, осознанно брошенному делу, так и не смонтированному фильму 2006 года, начинает исследование. Это видео представлено в качестве отправной точки пути, поворота и начала его карьеры в современном искусстве. Выбранный художником медиум предоставляет ему возможность экспериментировать, поднимать и раскрывать волнующие темы. Работы представлены на разных экранах с использованием проекторов, телевизоров, плазм, планшетов — размер плоскостей экранов и работа со светом создают дополнительные преимущества в смысловой подаче. Но в целом выставка представляет собой сжатый мини-отчет эстетического и концептуального пути Галкина.

Видеоискусство показывает нам нас самих и окружающих по-новому, это оружие в арсенале художников для достижения извечной цели искусства. Талантливые современные авторы используют прогрессивные технические возможности с целью воспроизведения точных художественных высказываний, соответствующих стремительно меняющемуся миру.

Источник: http://nv.ua/style/blogs/ekrannaja-kultura-kak-video-stalo-chastju-iskusstva-blog-mariny-shcherbenko-2048868.html