Седьмая печать | МетатронОткрытие
Главная / Проекты / Сергей Момот | Седьмая печать | Константин Рудешко | Метатрон

Сергей Момот | Седьмая печать | Константин Рудешко | Метатрон

29.02.2012 - 29.02.2012

ОПЫТ СУПРЕМАТИЧЕСКОГО ЗЕРКАЛА

Размещенная в пространстве вещь, устанавливая сложный комплекс отношений с окружением и человеком, обладает бездонными возможностями актуализировать смыслы. Человек видит предмет через сетку господствующих типов интерпретаций, стратегий использования языка. Но и предмет «видит» человека. Силовые линии, образующиеся между человеком и предметом, превращают пространство из вместилища вещей в некое интегральное пространство интеллектуального опыта. А  при определенных  условиях становится «сакральным», или площадкой для мистериальных действий. Предмет, человек (зритель), пространство, образуют единство, которое и является произведением искусства.  Нет отдельно человека (зрителя), нет отдельно произведения искусства (предмета), нет отдельно места репрезентации (галереи, музея, площадки для перформанса, ленд-арта и т.д.) – вместе они образуют места силы, которые создают ситуацию,  для проживания ОПЫТА. Место этого опыта всегда на границах исчезновения, мерцания, на пределах видимого и осмысленного. Тут телесный опыт подвергает риску систему норм, конвенций, некое поле общего смысла, поддающегося оценке. И чистота мыслительного акта, доведенная до своего предела, обнажает то, что может быть испытано только опытом – место опыта, его исток и источник. Очевидно, что искусство в этом случае является только способом высказывания частностей, глубина которых раскрывается только человеческим присутствием.                                             

Это проект о том, как множатся в галерейном пространстве, отражаясь друг в друге смыслы, казалось далекие друг другу. На пересечении силовых линий идущих через точку, обозначенную именем Малевича. Так, частности, нанизанные на ось идеи, удерживаются от рассыпания в хаос. Сюда вписываются  наши современники, художники и мистическое пространство каббалы и христианская теология.

Место и не-место меняются местами, касанием друг друга. Белое обрамляет черное. Так же само черное обвивает касающиеся друг друга невидимые нам страницы спрятанных книг. Или исчезающие и вновь появляющиеся точки, которые создают иллюзию движения, становясь квадратами. Для того, чтобы удержав на время геометрию, распылиться растром точек. Здесь пустота соприкасается с полостью. Это пейзаж не захвата, а касания. Мысль захватывает. Опыт – касается. Разреженный ландшафт галереи  чередует скрытое в скрытом. Бесконечно повторяющееся скрытое в скрытом. И их не совпадения. Различения. Несовпадение точек и последующее их соединение в геометрическую фигуру повторяют телесный опыт объятия. И размыкание объятий. Как и запеленатая книга, образует метафору сна во сне, где на самом его дне, спрятана травма желания.

Мне кажется очень важной в такой поэтике невозможность закрепления образа. В некую законченную, очевидную фигуру смысла или чувства. Сложившийся «образ» тут же разрушается и распадается на свою противоположность. Чтобы в следующее мгновение свернуться в непредвиденную констелляцию. Этот узор несовпадений и различений составляет основу удовольствия.

Тиберий Сильваши, 17.02.2012

SHARE