Валерия ТрубинаБиография Эссе и обзоры
Главная / Художники / Валерия Трубина / Эссе и обзоры / Алексей Титаренко про Валерию Трубину

Эссе и обзоры / Алексей Титаренко про Валерию Трубину

Уж страшно подумать сколько лет, как она исчезла с нашего горизонта. Голосий ушел на небо в 1993-м, где-то вскоре исчезла и его шальная муза Трубина – «муза украинского трансавангарда». Под этим веселеньким именем она сейчас входит на глазах в историю. Уже и диссертации о ней строчат. А тогда пейзаж совсем опустел. Парочка Голосий-Трубина создавали будоражащее эротическое напряжение. Именно в их мастерской на Парижской Коммуне бил этот самый пульс города. Холсты два на три метра вымахивались за ночь. И чего там только не вымахивалось. Умер Голосий, разогнали Коммуну. Умные люди из Эдинбурга пригласили «Паркоммуну» выставиться, Лера поехала и не вернулась. Оттуда ее занесло в Америку, потом – на Гавайи. Странная тема, но так и хочется сказать трюизм, типа того, что не мы, а место нас выбирают. Лера всегда была такая – как с Гавайев, с чудесных островов, куда только воображением. Не путешествие, а трип, не живопись, а мираж.

Какую чудесную живопись она писала в 1990-е! На громадных холстах, которые без всяких буржуазных подрамников прибивались прямо на стену, колыхались сны-видения. «Секретные гармонии молитв» – у нее и работы как-то так чудно назывались. В «Коммуне» ее все любили – она создавала такую дырку в пространстве, куда по молодости все охотно улетали. С Голосием у них был тандем – бюро путешествий во времени и пространстве. Сейчас, между прочим, проснулись лондонские аукционы и начали подторговывать трубинскими снами тех лет: 26 сентября, – Phillips de Pury, Валерия Трубина, «Лабиринт», 5,6 тысяч фунтов. 17 октября тот же Phillips готовит вторую порцию трубинских снов.

Поставляет работы Трубиной на лондонский рынок киевская галерея «Боттега». Естественно, что она и сподвиглась на выставку. Еще более естественно, что выставка называется «Тайные сады» – какие же еще сады могут быть у Трубиной? Издавна ее любимый мотив – ворота в сад. Куда уходишь и не приходишь. Пространство у нее уводит куда-то вдаль и теряется. Как тропинка в лесу – раз, и нетути. И колорит у нее такой – странный-странный. Так что сады те еще. Это вам не импрессионизм.И немножко – счастливобезмятежных Гавайев. Широкие долины и буржуазные галереи райских островов подразгладили психоделические завихрения Трубиной. Сейчас у нее – водопады льются, тайфуны над океаном закручиваются. Но все равно – с мистической подоплекой. Не бойно гладенько. А колупни пальцем – так и страшновато. Под красотой там явно что-то прячется. Ну не может Трубина говорить прозой! Как начала пить, курить и рисовать страшные картинки 43 года назад у себя в Южно-Сахалинске, так и не остановится.